От малой цели к великой. История основателя кулинарной школы Chefshows Юлии Митрович

Готовиться к интервью с Юлией Митрович было особенно интересно. По запросу поисковик выдавал много разной информации и как-то не верилось, что один человек может успеть поработать в McKinsey, Zoomby.ru, СТС-медиа, основать танцевальную школу, поучиться в Силиконовой долине, открыть крупнейшую в России кулинарную школу совместно с Аркадием Новиковым.

Основатель Chefshows, предприниматель, кулинар и с недавних пор ресторатор — Юля Митрович воплощает в себе созвездие самых разных качеств. Мы поговорили о первых ошибках, о выборе бизнес-партнёра, об успехе и меняющем всю жизнь обучении, о глобальном мышлении и времени. Что получилось — читайте в нашем новом материале.

Интересен твой профессиональный опыт. И как вообще так вышло, что ты начала заниматься стартапами?

Свою карьеру я начала в McKinsey & Company, это глобальная консалтинговая компания, в которой я занималась телекомом и медиа. Проработав там четыре года, я ушла в инвестиционную компанию, которая специализировалась на интернет-проектах. На тот момент, эта ниша была мне особенно близка. Вместе с основателем компании мы разработали инвестиционную стратегию. Какие-то проекты покупали, какие-то основывали сами, какие-то перестраивали, Крупнейшим нашим проектом был один из первых онлайн кинотеатров Zoomby.ru. Мы строили этот проект с нуля и я возглавляла его. Сейчас компания продана Газпром Медиа. Четыре года я работала в этой компании, а затем ушла. Случился переломный момент, хотелось попробывать чего-то нового, и я поехала учиться в Америку в Singularity University (SU). Это, конечно, был фееричный опыт, я была там первым студентом из России!

SU — это уникальный университет, основанный Рэймондом Курцвейлом, сейчас он технический директор в Google. Рэймонд придумал теорию сингулярности, написал много книг о том, как технологии меняют мир. Он основал университет вместе c Google и еще с несколькими компаниями, в качестве студентов приглашались люди из разных стран – в общей сложности более 50 стран! Как все устроено: на три месяца тебя закрывают в Силиконовой долине и приглашают вдохновляющих спикеров, которые рассказывают про то, что будет происходить в совершенно разных областях технологии, начиная от медицины, заканчивая хай-теком. Тут вы не узнаете, какая социальная сеть будет популярна через два года, а скорее узнаете, будет ли интернет и какой. Кто-то скажет, что все это не очень практично, но очень интересно. Через три месяца я приехала оттуда в полной депрессии от того, что хочется как-то менять мир, делать какие-то глобальные, большие вещи. 

Почему в итоге вернулась в Россию?

В общем я была близка к тому, чтобы остаться в Америке и делать что-то своё, но, видимо, время было не то. У меня здесь семья и ребенок. У меня была идея в области медицины, которую мы с моими коллегами мечтали реализовать там и практически подняли на нее деньги. Но жизнь вернула меня обратно в Москву.

Дальше я пошла работать в СТС Медиа на позицию заместителя генерального директора по стратегии и цифровым медиа. Это был очень интересный опыт, потому что я никогда не работала в такой большой и публичной компании на такой серьезной должности. И как раз был момент, когда руководители холдинга хотели сделать большую трансформацию, планировали масштабные инвестиции в интернет, ну а дальше случился Крым. Многие проекты, которые мы задумывали, не осуществились и я ушла. Затем я немного консультировала разные компании в области медиа, потому что это в итоге стало моей специализацией. Ну и так получилось, что у меня всё это время было хобби — я очень любила и люблю готовить. Чем больше в моей жизни было стрессов, тем больше я готовила, потому что для меня это был способ снятия усталости, можно назвать это моей медитацией. И с этого момента начинается самое интересное.

Добрались до кулинарии, рассказывай! 

Я ездила по разным школам по всему миру, готовила по разным рецептам - очень это любила. Два года назад я поехала в Париж в кондитерскую школу и училась там на пятидневном интенсиве с 9 утра до 6 вечера. Мы делали фееричные десерты! По возвращении в Москву я решила, что мне надо всё это повторить. И единственное, что у меня было — это рабочая тетрадь с рецептами. И пока я повторяла, я поняла, что помню только 30%: рецепты вижу, а технику уже не помню. Я стала искать какие-то видео, по которым я могу всё это пересмотреть и повторить. И в общем ничего профессионального и правильного я не нашла. Понятно, что есть YouTube, на котором ты можешь найти все на свете. Но если ты в YouTube введешь слово «эклеры», то увидишь 20 тысяч видео! И ты такая стоишь на кухне, купила продукты, инвестировала время и хочется, чтобы оно все получилось, а вообще не факт, потому что непонятно, что это за видео, по которому ты готовишь. Тут я решила: почему бы не сделать такую площадку, на которой можно было бы смотреть видео-рецепты с профессиональнейшими поварами - такие качественные, хорошие пошаговые мастер-классы.

Я хотела понять, будет работать такая идея и решила сделать маленький тест. Я вложила свои деньги, привезла сюда чемпиона мира по кондитерскому искусству — Мишеля Вийон и записала с ним четырех-часовой мастер-класс, который выложила на примитивный сайт стоимостью 20 тысяч рублей и попросила пару подружек написать посты в инстаграме. Мастер-класс был платным, стоил 2800 рублей и его купило более 100 человек! За первые две недели мы полностью отбили мои вложения, и получили очень много отзывов от клиентов. Каждому клиенту мы написали лично: «Спасибо большое, что вы купили участие на нашем мастер-классе, нам так приятно». И нам все писали: «Мы, находясь в регионах, не можем приехать на мастер-класс такого великого кондитера, это очень дорого и долго, как здорово, что есть такой проект, как ваш». И тогда я решила сделать из этого бизнес.

Про проект ChefShows

Проекту всего год. К моему проекту присоединилась моя коллега и партнер Галина Близнюк, но хотелось найти какого-то правильного эксперта, который бы понимал рынок. Я обладаю экспертизой в медиа рынке, а ресторанная «кухня» с ее шеф-поварами и нюансами была мне совершенно не знакома. И так, найдя общий знакомых, я попала к Аркадию Новикову. На самом деле, я просто пришла и рассказала свою идею. И Аркадий сказал: «Знаешь, я три года хотел открыть кулинарную школу и не было правильного человека, с которым я бы это сделал». Мы стали обсуждать, что вообще круто делать не только онлайн, а еще и офлайн. Как мне кажется, общая тенденция как раз в интеграции офлайн в онлайн. Дальше родилось это помещение, и мы стали думать, какую школу мы хотим. Решили, что мы хотим школу и для профессионалов, и для любителей, и для тех, кто хочет просто один раз прийти — многофункциональную одним словом. Где-то на середине пути я познакомилась со школой Ragout и ее основателем — Катей Дроздовой, которая в тот момент думала, что ей дальше делать со своей школой. Так мы решили объединить усилия, и в итоге сейчас школа Ragout стала частью Chefshows. 1 ноября мы открыли двери и в декабре уже выпустили около 100 первых студентов.

Деньги зарабатываются в основном на онлайн курсах?

Нет, наоборот. Нам очень важно было открыться сразу с большим количеством студентов, поэтому мы стали раскручивать и продумывать школу немножко раньше. Когда мы открылись, у нас уже не было ни одного свободного места ни на одном курсе. А онлайн направление мы, наоборот, немножко притормозили. Сейчас на сайте около 250 уроков с лучшими московскими и иностранными шефами. Только недавно мы выпустили ту версию сайта, которой наконец-то все довольны. Будущая цель —глубокая интеграция. Потому что наши студенты, которые учатся в школе хотят повторить рецепты дома и здесь как раз есть в помощь сайт, на котором всё то же самое, что и в офлайн программе и более.

Офлайн приносит деньги с первого дня. Понятно что возврат инвестиций займет какое-то время, потому что мы достаточно много потратили на то, чтобы школа выглядела как хороший уютный ресторан. А онлайн каждый месяц начинает приносить все больше и больше. Это очень радует. Онлайн-школа — это наше будущее, очень важное стратегическое направление, потому что в офлайне может поместиться ровно столько человек, сколько есть рабочих мест. А онлайн безграничный, можно действительно охватить всю Россию и в общем-то выйти на какие-то рынки.

Чем отличается ваша школа от подобных кулинарных школ?

Очень многим! Есть множество студий, которые скорее не про обучение, а про веселое времяпрепровождение, когда ты что-то приготовил, съел  и это заменяет поход в кино или в ресторан. У нас тоже есть этот формат таких разовых мастер-классов, но это 1/10 нашего бизнеса. В основном, наш бизнес — это длительные курсы как профессиональные, так и любительские для тех, кто действительно хочет научиться готовить. Профессиональных школ просто нет, есть государственные колледжи, но мы, наверное, здесь можем сказать, что у нас совершенно другого уровня шефы. Бренд-шеф нашего профессионального направления — Артур Овчинников, финалист Европейского тура Bocuse D’Or (эдакий чемпионат мира среди поваров).

Таких курсов как наш любительский тоже больше нет. Похожая программа как раз была в Ragout и сейчас есть только у нас. Сейчас наш бренд-шеф —  Яна Першина, в прошлом шеф-повар Erwin, а до этого GQ bar. Чем мы отличаемся от того, что из себя представлял Ragout? Отличия в основном два. Первое — в Ragout не было разделения на профессионалов и любителей, а это очень важно. Люди приходят с совершенно разными целями — кто-то хочет открыть свой ресторан и ему важно понять, как правильно составить меню, а кто-то просто хочет дома удивить любимых и разнообразить свое меню. Поэтому это две совершенно разные темы, два разных курса. Второе отличие — в Ragout был фокус строго на французскую кухню, они шли по некоторому подобию Кордон Блю, но мы от этого ушли, потому что французская кухня —  это не кухня для повседневной жизни, она очень тяжелая, жирная и требует много времени на приготовление. В общем, это, наверное, не та кухня, которую хочешь каждый день использовать. Поэтому у нас более привычные для нашего человека блюда. В основном, это такое меню хорошего ресторана. Человек, который приходит к нам, научится правильно готовить сырники, блинчики, супы, салаты и всё остальное. То, что мы действительно едим каждый день.

Как вы нашли преподавателей?

Когда мы начали делать школу, это стало главной нашей задачей. Безусловно, это большая заслуга Аркадия, как человека с серьезной репутацией. Потому что все понимают, что если Аркадий Новиков делает кулинарную школу, то это в общем не баловство, а серьезный проект. И так получилось, что мы выбрали тех, кто с нами работает, а они выбрали нас, они в нас поверили. Мы дали им возможность разработать свою программу, что тоже очень важно для шефа.

У нас есть шефы, которые работают в проекте постоянно: Паша Дзюбло, шеф-повар ресторана Roni. Есть потрясающая Катя Агроник, это фантастическая девушка, она бренд-шеф развлекательного и семейного направления. У нас большое партнерство с компанией Disney, поэтому мы делаем мастер-классы для детей и для семей по мотивам мультиков Disney и все это ведет Катя. У нас также преподают другие шефы Novikov Group, как например: Дмитрий Каневский, шеф-повар Царской Охоты, Сергей Носов, шеф-повар Причала и тд.

Есть ли у тебя самые любимые рестораны?

Я люблю пробовать разные рестораны с высокой кухней. Всегда, когда я еду в какую-то поездку, главное, вокруг чего я строю поездку — это архитектура и еда. Поэтому я бронирую рестораны за месяцы вперед. Ресторанов действительно фантастических, с очень высокой кухней, в России нет. Я очень люблю Францию. Мой любимый ресторан, в который я езжу раз в год в течение 10 лет, находится в крошечной деревне в Луаре в маленьком отеле Relais et Chateaux, называется — Domaine des Hautes de Loire и он просто нереальный, вкуснее ресторана в мире нет! Я очень люблю ездить в Калифорнию во многие интересные места.

Конечно, мне очень интересно то, что делает Владимир Мухин, мне очень нравились его кулинарные спектакли, когда они только начинались в White rabbit, но это не та еда, которую я хочу есть каждый день. А то, что я хочу есть каждый день — это как раз то, что готовит наша Яна, что делают в «Сыроварне», в «Рыбы нет», в итальянской «Пробке». Для меня это такие рестораны, в которые я пойду каждый день. То есть это качественная, классная, домашняя еда в современной подаче.

Не страшно было окунуться в «стартап»? Работала бы и работала.

Было очень страшно. Но, честно говоря, это не совсем первый мой стартап такой свой личный. У меня еще был неудачный опыт: в 23 года я решила открыть танцевальный клуб. 

Расскажи об этом подробнее.

Все началось с хобби: я занималась танцами, своими рассказами увлекла своих знакомых, рассказала им про этот проект, они решили поддержать и дать мне на него денег. На этом опыте я, наверное, сделала все ошибки, которые можно было сделать. Проект прожил четыре года, и в итоге мы закрыли эту танцевальную школу. Во-первых, был кризис, мы открылись в 2008 году, а во-вторых, там было все не совсем так, как я это продумывала: каждый из партнеров хотел от этого бизнеса что-то свое, неправильно было выбрано местоположение, ориентировались на одну клиентуру, а пришла другая, я не занималась этим фул-тайм, у меня были управляющие, а я параллельно строила свою карьеру и воспитывала маленького ребенка. Ну то есть это ровно те ошибки, через которые должен пройти человек для того, чтобы его следующий стартап получился. Поэтому сейчас мне было очень сложно решиться. Ты очень привыкаешь работать в большой компании, зарабатывать большие деньги и как-то жить не то, чтобы спокойно, но очень комфортно и предсказуемо. И тут, когда ты понимаешь, что тебе надо все деньги потратить на проект, непонятно еще, начнет он зарабатывать или нет, — это очень страшно. Но меня поддержала моя семья, друзья — это приятно.

Возможно ли развивать бизнес, не уделяя этому фул-тайм?

Невозможно. И точка. Особенно такой. Может быть, лет через пять можно будет заняться чем-то еще, когда здесь все будет выстроено. Но для того, чтобы проект все время приносил деньги и удовольствие, он должен развиваться. А для того, чтобы проект развивался, должен быть лидер, который уделяет этому все свое время. И такого желания, такой страсти, которая есть у акционеров никогда нет у наемных менеджеров. Но у меня здесь прекрасная команда, и есть несколько ключевых людей, без которых я бы никогда в жизни ничего не сделала.

В одном из интервью ты писала о том, что очень важно найти что-то, в чем ты будешь лучшим. Как это понять? В чем тебе удалось достичь такой "нирваны"?

Надо заниматься тем, что у тебя действительно получается — вот в это я абсолютно верю. Есть две школы мысли: кто-то считает, чтобы быть полноценной личностью надо развивать то, что у тебя как раз не очень развито. Я же считаю, что это не самый короткий путь, эффективнее заниматься тем, что у тебя получается лучше. Я, наверное, умею придумывать, я достаточно идейный человек, могу зажечь разных людей вокруг своей идеей и своей энергией в реализации всего этого. Поэтому я очень люблю что-то запускать, поэтому где бы я ни работала, я всегда занималась запуском. Даже если это большая корпорация, я занималась новыми проектами. Если это стартап в рамках другой компании, я всегда занималась развитием. Поэтому я не самый сильный операционный руководитель, но, наверное, сильный идейный лидер, который может придумать, куда развивать бизнес и каким образом. Как это в себе найти? Мне кажется, исключительно опытным путем. Надо слушать себя, слушать других, что они про тебя говорят, наблюдать за тем, что получается у тебя лучше всего и делать то, что действительно нравится. Уорен Баффет в свое время сказал, что он инвестирует только в те компании, продуктами которых он пользуется. Я абсолютно в это верю. Знаете, я вот сейчас хожу на наши курсы и понимаю, что они классные. Я могу их продать кому угодно не потому, что я понимаю, какая целевая аудитория и сколько человек готов на это потратить и какие у меня конкуренты. Я могу это продать потому, что мне самой это безумно нравится. И вот это самое важное. Ты должен получать удовольствие от чего-то сам и гордиться своим продуктом. У меня никогда ранее не было такого опыта. Я часто работала с продуктами, которыми не пользовалась. Я смотрела самый новый сериал на Netflix или на HBO, а занималась развитием контента, который я никогда не смотрела. В этом есть такая немножечко неправда.

Какую роль в этом проекты ты выполняешь?

Управляющего партнера, генерального директора.

 

Все-таки управляющего. То есть нелюбимая операционка тоже?

Я ею занимаюсь, к сожалению, больше, чем хотелось бы. Я бы хотела больше заниматься развитием нашего проекта. Потому что у меня есть очень много идей, как двигать этот проект в разных городах и даже в других странах. Мы с Аркадием думаем о том, чтобы открыть школу еще где-нибудь. Я хочу развивать онлайн, я хочу открыть кафе в Парке Горького - у меня миллион идей. Но, к сожалению, так как пока еще процесс не выстроен, не налажен, мне приходится заниматься операционной работой. Но я думаю, что это вопрос времени. Сейчас, наверное, первый месяц, когда я перестала сюда приходить семь дней в неделю. За первый месяц работы в проекте у меня был один выходной.

Зато как он ощущается.

Да, да, да. Но это классно, когда ты занимаешься всем. Вот я при тебе дегустирую блюдо, которое будет в меню, проверяю текст, который написан на брошюре, выбираю посуду и проверяю программу курса, который мы запускаем через неделю. Я считаю, что в принципе владелец должен заниматься всем этим, чтобы понимать свои же процессы.

Как привлечь инвесторов? Можешь дать рекомендации.

Опять же все возвращаемся к тому, что вы должны очень четко понимать, что вы хотите сделать. У вас должна быть понятная классная идея, которую, надо всем рассказывать. Очень многие считают, что идеи надо скрывать. Я считаю, что идея не стоит ничего без команды, которая ее реализовывает. Я слышала миллион идей, которые никогда не реализовывались, потому что рассказчик не был способен воплотить их в жизнь. Поэтому идею надо всем рассказывать и получать максимально честный и расширенный фидбек. Если у вас есть bulletproof идея, то дальше вы должны понять, кто вам нужен в качестве инвестора, потому что одно дело — это какой-нибудь человек, который просто даст вам деньги, а другое дело — это человек, который действительно может помочь вашему бизнесу сильно вырасти. Это вообще может поменять бизнес-модель. Например, почему я пошла к Аркадию? Ведь я в принципе могла эти деньги взять у кого угодно. Потому что имя Аркадия Новикова дало мне тот маркетинг, который нужен в стартапах для того, чтобы зарабатывать с первого дня. Этот человек дал мне ту экспертизу, которой у меня не было — я никогда в жизни не делала рестораны. А вот теперь я немного лучше понимаю, как все устроено в этом сегменте. Вы должны понимать, что если вам посчастливилось найти такого эксперта, он будет больше ценить себя в вашем проекте и будет прав. Поэтому, может быть, оценка, по которой вы будете привлекать деньги, будет меньше, но зато вы должны всегда думать о том, что это даст в будущем вашему бизнесу.

Что самое главное для любого инвестора? Ему, во-первых, важна идея, во-вторых, ее потенциальный масштаб и возможность ее роста, и, в-третьих, — человек, который за всем этим стоит. Если вы искренне верите, если вы действительно страстно увлечены и если у вас есть навыки управления и запуска нескольких проектов, то вам в принципе очень многие дадут деньги.

Что вообще важно в партнере? Как думаешь?

В партнерстве очень важно доверие и единые ценности. Партнерство — это вообще как брак: нужно уметь слушать друг друга, понимать друг друга, понимать, что важно другому человеку и, повторюсь, доверять.

Как собрать свою идеальную успешную команду?

Вот мы говорили о том, что я считаю, что надо заниматься тем, что лучше получается, поэтому людей надо выбирать в чем-то лучше тебя. Я, например, очень не люблю детали, я могу заниматься большими концепциями. Вычитывать договоры, делать жесткие четкие планы, оформлять десятки человек — ненавижу это делать. У меня есть человек, который обожает такую вот работу. И это здорово, что есть такие люди, люди должны быть комплементарны. Мне кажется, что очень важно подходить друг другу как-то идеологически, потому что когда у тебя стартап, очень много всего происходит единовременно, и ты не успеваешь очень многие вещи проговаривать, рядом должен быть человек, который чувствует и делать примерно как ты. И ты должен быть уверен, что не каждую картинку и каждую «штучку» надо будет согласовывать с тобой, а, наоборот, можешь где-то отпустить, ведь он все равно сделает так, как ты бы хотел. Это какое-то, знаете, такое общее чувство вкуса что ли должно быть. Но чувство вкуса именно не в том, какой цвет подушки он выберет, а что он примет такое же решение, как ты.

Что такое успех?

Успех. Знаешь, для меня это очень сложный вопрос. Каждый день это новая планка, она отодвигается. 1 ноября я считала успехом то, что мы открылись, закончили ремонт и собрали 100 учеников на офлайн курсы! Вау, это успех, это круто. И вот они все пришли, заплатили деньги и у нас нет ни одного свободного места. Считаю ли я это успехом через неделю? Нет, не считаю. Потому что успех через неделю — это то, что всем все нравится и все те, кто учится получают удовольствие от наших занятий.  Еще через месяц успех - это полная программа на следующий курс, на который у нас есть записи. Что будет через полгода, насколько отодвинется моя планка? В этом смысле я считаю, что человек никогда не должен останавливаться. В общем, наверное, успех в том, что ты каждый день ставишь себе новые цели и их реализуешь.

Возвращаемся к теме образования. Очень интересную историю ты рассказала об образовании в Америке и расширенном взгляде на мир. Если обобщить, какие знания и фундаментальные принципы у тебя появились? Что ты привезла оттуда и внедрила в свою жизнь?

Никто не думает горизонтами 30-40 лет. Все думают горизонтами год-два-три. И это нормально, ведь очень сложно планировать в ситуации, когда у нас каждый день неопределенность. Согласись, очень редко происходят какие-то изменения, которые фундаментально меняют распорядок жизни человека. Эти серьезные глобальные изменения способны изменить образ жизни человека полностью. Вот появился Uber как бизнес модель. Постепенно поменялось потребление всего остального — то, как мы передвигаемся, то, как мы едим, то, как мы ходим к врачу. То есть Uber не как компания что-то сделала, а вообще как глобальная бизнес-модель. И когда в течение трех месяцев тебе рассказывают о том, что такие проекты возможны и как со временем все будет меняться в каждой из таких технологических сфер, ты начинаешь планировать и строить свой бизнес совершенно по-другому. Это очень важно. Ты живешь в каком-то контексте и этот контекст очень важно понимать, даже если ты занимаешься только интернетом, важно знать, что происходит в медицине, точно также, как когда ты занимаешься в медицине, тебе очень важно понимать, что происходит в информационных технологиях.

Компания, которую ты не считал конкурентом вчера, завтра им станет. И это очень важная глобальная мысль. Я когда-то работала на ритейл с компанией «Связной» и мы с ними рассуждали, что, в принципе, Google и «Связной» — точно разные компании. «Связной» — это сеть магазинов. Google — это огромная медиа-компания. А на самом деле они абсолютные конкуренты. Они предоставляют те же самые сервисы просто на разных платформах. Через несколько лет эти платформы станут едины. Отвечая на твой вопрос, обучение в SU дает такой глобальный тип мышления.

Ты бы хотела создать свой проект, способный изменить мир?

Не знаю. Я очень много лет хотела сделать что-то очень масштабное, что затронет большое количество людей. И когда ты идешь за этой сверх идеей, то забываешь о том, что всё это складывается из конкретных кубиков и очень часто у людей не получается построить что-то большое, потому что это конечная цель, это не может быть начальной целью. Когда я начинала этот проект, я вообще думала, что я сделаю себе маленький бизнес, который позволит мне зарабатывать на жизнь и я просто буду заниматься тем, что мне нравится. Всё! Это будет мой «lifestyle-бизнес». А в итоге этот проект стал уже на сегодняшний момент крупнейшей кулинарной школой в России и наш онлайн — это первый проект в России на таком уровне. Интересно, ведь я никогда не ставила себе задачей построить крупнейшую кулинарную школу. Вот мне кажется, такой путь более аккуратных амбиций — более правильный. По крайней мере в этот раз, мне кажется, у меня все более органично сложилось.

Есть ли у тебя какой-то свой супер оригинальный вопрос, который ты используешь на собеседовании, чтобы потом понять «да, это он!»

Наверное, нет. Я провожу собеседования по настроению, мне важно почувствовать человека, почувствовать, как он думает. А еще я всегда даю домашнее задание. Например, я прошу человека посмотреть на программу наших курсов и сказать, что он о ней думает. И мне даже не важно, что он скажет. Мне важно, как он структурирует то, что скажет. Потому что если кандидат напишет мне пять четких пойнтов, почему он так думает, это будет гораздо важнее для меня, даже если я не со всем согласна. Мне важна структура мышления и важно почувствовать контакт.

Лидерами рождаются или лидерами становятся?

Я считаю, что рождаются. Думаю, лидерство — это вопрос идеи и энергии. Способность придумывать и генерить идеи — это врожденный навык. Второй навык — энергия, когда ты можешь действовать 24 часа в сутки, 7 дней в неделю делать что-то, не боясь сложных ситуаций. Последнее, наверное, с опытом как-то может развиваться, но все равно энергия — либо есть, либо нет.

 

Текст: Анна Бойко, совладелец Dress Up Bar
Фото: Евгения Агапова

 

Комментарии

comments powered by Disqus

Подпишитесь на дайджест!

Дайджест за месяц: самые лучшие статьи и возможности прошедшего месяца.
Анонсы мероприятий, предложения партнеров, информация о грантах и конкурсах.

Будьте на связи

Присоединяйтесь к нам во всех
социальных сетях